USD : 457,7 EUR : 492,81 RUB : 6,49
Бокс
15 января 2023, 16:24

«Боксеры не видят дальше цифр». Менеджер Данияра Елеусинова отреагировал на его слова о «рабском контракте»

img_alt Фото: Alashnews.kz
Менеджер казахстанского боксера Данияра Елеусинова, Зия Алиев, в интервью Sporttime.kz прокомментировал недавнее нашумевшее интервью своего подопечного относительно его действующего контракта, сообщает alashnews.kz.

— Данияр недавно рассказал в интервью, что у него «рабский контракт» с менеджерами...
— Смотри, как обстоят дела. Мы зарабатываем с процента от его гонораров. Любой менеджер, любой агент в мире зарабатывает с гонорара своего подопечного. Соответственно мы не сумасшедшие, чтобы отказываться от каких-то сумасшедших цифр — нам же выгодно, нам же больше денег, правильно? Нам нужно отбивать инвестиции, которые мы уже вложили в него. Логично? Мы вложили деньги, мы хотим, чтобы он постоянно дрался, а мы — хотя бы возвращали, ну, и дальше зарабатывали свои деньги. Это стандартный бизнес-процесс.

Так вот, проблема атлетов, боксеров, бойцов в том, что они видят цифры, но не видят дальше. У каждого менеджера есть право не показывать контракт, пока мы его не одобрим, пока юристы его не одобрят. В одном телефонном разговоре знаешь, что Эл Хэймон сказал, когда мы обсуждали одного боксера? Он сказал одну вещь. Говорит, если боксерам давать решать все эти контракты, особенно на начальных этапах — я не говорю о GGG, «Канело», которые сами ведут свои дела, хотя у них тоже менеджеры есть — то они совершат кучу ошибок. Мне это выгодно как промоутеру, но невыгодно как менеджеру. Соответственно такой момент: менеджер имеет право не показывать контракт, пока мы его окончательно не добьем. Если нам поступает десять предложений, я не показываю все десять — я выбираю что-то лучшее и говорю: «Вот, смотри, у нас два хороших предложения».

Тут такая ситуация — пришел контракт от Matchroom. Мы его просмотрели и увидели, что это вообще новый формат контракта. Мы позвонили Фрэнку Смиту [генеральный директор Matchroom Boxing — прим.] и сказали: «Фрэнк, этот контракт отличается от того, который мы подписывали». Это было видно даже невооруженным глазом — не надо быть сильно юристом. Он говорит: «Да, это наш новый формат контракта». Вы уже третий раз за год меняете формат контракта. Ну, окей, пусть будет так. Мы сидели и обсуждали. Есть такое понятие как «минимум гонорар». Что означает «минимум»? Контракт — это цифра. Допустим, 10 000 долларов. Если не вписать в него слово «минимум», остается 10 000 долларов. Цифра не меняется, не имеет значения, с кем ты будешь драться. Это раз моменты, который мы отметили, который наш юрист отметил. Вообще весь контракт был красного цвета — в прочерках нашего юриста: он отмечал — вот это другое, это разное, это надо поменять… И был момент, что они написали титульный бой и гонорар. В каждом контракте прописывается титульный бой тоже. Она тоже без минимума. Допустим, завтра мы деремся с Эрролом Спенсом. У Спенса гонорар — 7-8 миллионов. А вы мне дадите тот гонорар, который прописан у нас в контракте? Ну это же разное. С Эрролом Спенсом мы хотим боксировать за реальную сумму, которая на рынке. Рынок же живой, он постоянно двигается. Соответственно мы начали с ними это обсуждать. Очень долго обсуждали, послали им все пункты, которые хотели бы изменить. Не согласились с ними, потому что они хотели забрать все права абсолютно. Грубо говоря, забрать его целиком. Предыдущий контракт этим и отличался — у нас было больше свободы. Мы договорились: «Хорошо, давай им этот момент отдадим», но момент «минимума» нужно добавить туда. Наш разговор с ними прекратился в тот момент, когда Фрэнк Смит просто сказал: «Или забирай, или уходи!». У меня до сих пор его e-mail сохранился, где он пишет «Take it or leave it». Так не общаются с боксером, который был бы для вас чем-то каким-то грандиозным… Они бы никогда в жизни не отпустили. Как минимум потому, что они сами вложили в него очень много денег. И вдруг ты мне просто заявляешь в открытую «Take it or leave it». Как так можно вести переговоры?

И это при том, что незадолго до этого мы встречались с Эдди Хирном. И он даже извинился — за то, что они даже нарушили наш контракт! Он извинился за то, что они недодали бой по контракту Данияру. То есть они деньги должны. И они решили просто отмазаться фиксированными гонорарами. Где это видано?! Потом Эдди Хирн нам всё так красиво продал, мол, мы все-таки возвращаемся на большие шоу — как раз бой «Канело» — Сондерс был. А до этого Данияра бросали то в Кардифф, то еще куда-то, даже в мэйн-кард не всегда ставили. Должна быть определенная причина. Нам не нравился этот подход Matchroom. Мы за три года ругались с ними из-за того, что они не рекламируют его так сильно, как мы договаривались в самом начале. Никуда далеко ходить не надо: есть «blueprint», уже готовая схема — Геннадий Головкин. Просто посмотрите, как они его крутят, как они его рекламировали и поднимали. Можно так же вести Данияра, в принципе. На что они опять ответили: «У нас есть свой план». В чем заключается план, мы не понимали. Мы поговорили с Эдди Хирном, а потом нам звонит Фрэнк Смит и говорит: «А давай поставим его на апрель», на какое-то маленькое шоу. Мы же поговорили с Эдди: Эдди был там, ты был там, вы свой косяк поняли. А ты все равно звонишь и говоришь: «Давай поставим его на апрель», а не, там, на май. Майское шоу же больше было. Шоу «Канело» — большая платформа, большая площадка, почти 70 тысяч человек. Итог — они просто хотели, чтобы он сидел на их фиксированных гонорарах. Нам неприятно было, что Конор Бенн получает намного больше, а ты нам предлагаешь, наверное, в пять раз меньше. И вот это его «Take it or leave it» — это просто точка уже была. 

«Данияр сосредоточился на других вещах». Первый тренер Елеусинова в профи об уходе от Эдди Хирна и идиотах